firecutter: (Default)
Если Бог с большой буквы — это имя, которым к Нему можно обратиться непосредственно. Для разных надобностей. Иногда чтобы поблагодарить, чаще чтобы что-то попросить, ещё чаще пороптать и совсем обычно — сообщить Ему, что Его нет, а то Он, возможно, не знает. Но с этим именем Он (кстати, Он в данном случае тоже имя, чтоб мы не забывали, о ком говорим) близок каждому, несмотря на всю отдалённость и величие по факту, так близок, что можно просто сказать — и Он услышит. Он невидим лишь потому что непредставимо велик: вся вселенная помещается у Него на кончике ресницы. Он неслышим лишь потому, что Его голос включает в себя все звуки вселенной. И Он не был бы таким великим, если б не мог вникнуть в каждую песчинку созданного Им мира, что уж говорить о человеческой душе, которая, конечно, больше песчинки. Ну это для тех, кто верит в существование души. И в существование песчинок.
Read more... )
firecutter: (Default)
В продолжение темы.

Итак, я неправ и потому виновен.
Ну и что? )
firecutter: (happiness?)
Надо будет перечитать Льюиса, скорее всего он об этом тоже сказал, и сказал наверняка лучше, чем это могу сделать я. Но пока не перечитал, всё же запишу вот что:

Вот это вот «мы русские, с нами Бог», или «мы православные, а значит не имеем общения с протестантами», ну или ближайшее мне «мы, баптисты, самые правильные, потому что живём по Писанию, а остальные в той или иной степени язычники» — заявления абсолютно не имеющие ничего общего с христианством. Христианство по самой своей идее исключает какую-либо человеческую правоту. Оно, собственно, и начинается для человека с осознания собственной неправоты, причём неправоты фатальной и всеобъемлющей, настолько, что даже любые победы в любых дискуссиях, любое мастерство, любые добрые побуждения и дела, любая правота земная ничего с этим поделать не могут. Потому что однажды вольно или невольно я запустил механизм собственной смерти. А если и не запустил сам, это обязательно сделал кто-то другой, вовсе, может быть, не желая этого, просто от незнания, чем его слово (или дело) отзовётся. В общем, я неправ и ничего не могу с этим поделать. И тогда я иду к Богу и говорю Ему: «Бог, я неправ, вот.» Бог говорит в ответ: «Хорошо». Я говорю: «Плохо». Я говорю: «Сделай что-нибудь с этим, а то жить так невозможно, неправота давит сильнее, чем атмосферный столб». Бог снова говорит: «Хорошо». И я могу понимать это по-разному. Могу сказать, что это меня оправдывает, и я теперь живу по-другому, а если не по-другому в чём-то, то это видимость, ведь я оправдан, а значит служу Богу, и Он мне простит всё. А могу сказать, что Бог этим сказал мне, что я наконец понял что-то о себе самом, и теперь мне нужно что-то понять о Нём, чтобы можно было вынести это давление. Я не становлюсь правым. Я остаюсь неправым как и прежде, и как и прежде без шанса преодолеть эту неправоту здесь и победить смерть отдельно взятой жизнью, сбросив с плеч столб атмосферы, давящий на неё. Но сознание своей неправоты помогает мне видеть эти спусковые крючки смерти и избегать их нажатия. Я никому не смогу подарить жизнь, но я хотя бы могу не поторопить смерть. А потом я приду к Богу, и Он расскажет мне, каким я всё это время был мудаком нерадивым учеником. И, смею надеяться, утешит: впереди целая вечность, трудностей в ней — преодолевай-не-хочу. Так что утри сопли, вспомни все уроки жизни и принимайся за работу. Или ты надеялся, что тут тебе будет персиковый сад и семьдесят гурий?

Здесь, на земле, нет смысла мне хвалиться, что я что-то понял в Библии (или в жизни) лучше соседа, нет смысла выпирать своей богоизбранностью и бояться осквернения, ведь в конечном итоге для червей и бактерий я имею ту же самую питательную ценность, что и те люди, правоту которых я оспариваю. Моя человеческая функция — гипербола, линия, на бесконечном удалении приближающаяся к прямой, но всё же безнадёжно кривая. И если я подумаю, что я ближе к Богу, чем мой сосед, то стоит поглядеть на эту гиперболу, чтобы понять, что разница этих близостей есть в любом случае величина бесконечно малая. И в силу её бесконечной малости, в неё не помещаются ни политические убеждения, ни религиозные воззрения, ни количество-качество имеющихся грехов.

Конечно я слаб и норовлю оправдать цитатой из Библии свои убеждения. Но я знаю цену этому оправданию: утешение моей собственной гордости. Даже если я во всём прав...
firecutter: (Default)
А теперь я напишу то, что не вошло в основной текст статьи. Потому что это уже не рецензия, а размышление у парадного подъезда нашей российской истории, которое спровоцировано чтением книги Прохорова. Для газеты оно лишнее, но поскольку подумалось, то я решил таки записать.
Read more )
firecutter: (Default)
По мотивам вот этого обсуждения.

Итак, что я хочу сказать, дорогие братья и сёстры. Я хочу сказать, что сама постановка вопроса — «критерии выбора» — бессмысленна.

Во-первых, человек существо изменчивое. Допустим, мне удалось найти невесту по критериям «ежели губы Лены Олин совместить с глазами Сони Лорен и поставить это всё на ноги Юли Робертс», то по прошествии некоторого времени у меня всё равно будет повод сказать «помилуйте, я выбирал 23 года и 54 килограмма плюс остроумие и темперамент, а сейчас имею соответственно 45 и 78 плюс целлюлит и радикулит»! Даже если мы ведём речь о христианках, коим не положено иметь губы, глаза, ноги, темперамент и остроумие, меняются ведь и другие свойства, которые однажды могут перестать совпадать с нашими критериями. Ну допустим, я уже духовно вырос, а она осталась всё той же наивной новообращённой. Кстати, в связи с моим духовным ростом и мои критерии могут измениться. Вдруг я расшифрую Апокалипсис, а жена этого не оценит? Поэтому разговор о критериях — в топку!

Во-вторых порочна сама по себе концепция выбора. Если речь идёт о любви (а я наивно полагаю, что раз невеста-жених, значит всё-таки о любви), то выбор здесь невозможен: настоящий объект может быть только один. То есть разнообразные чувства можно испытывать ко многим, это факт, но смысл в том, что «не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их?» (Матф. 19:4 и далее) То есть под любовью супружеской понимается только то, что возможно лишь между двумя данными конкретными человеками абсолютно без возможности участия кого-либо другого-третьего. Супружеская любовь не делится иначе как на два, всё остальное уже не супружеское. Поэтому невеста может быть только одна. А значит выбор в принципе — невозможен, если он есть, то нет невесты. А есть, допустим, товар. Я выбираю стиральную и посудомоечную машину, обстановку в комнату и по совместительству товарища по койке. Даже вариант «с кем бы я пошёл в разведку» не прокатит, жизнь живётся сразу набело, без разведок. Одна жизнь — одна невеста — одна жена. Где выбор?

В общем, слова «критерии» и « выбор» никак не сочетаются со словом «невеста». А что сочетается?

Встреча. Любовь невозможно «выбрать по критериям», но её можно встретить. При этом в слове «встреча», конечно, может послышаться некий фатализм, но на самом деле никакого фатализма нет. Встреча это не только случай, но и действие. Не только «передо мной явилась ты», но и «я встретил вас». То есть: умылся, оделся в чистое и вышел с хлебом-солью на дорогу «в старомодном ветхом шушуне». Я не перебираю свойства объекта любви, а сам проявляю любовь, без выяснения причин и свойств, т.е. критериев выбора. Свойства объекта в данном случае не суть важны, кто-то обращает внимание на глаза, кто-то на кулинарные способности, а кто-то на продолжительность молитвы. Важно то, что я проявляю ответственность. И только потому она моя невеста, что это я за неё отвечаю, а не потому что она правильно одевается и хорошо поёт. Впрочем, знающие люди могут прочесть всё это в книгах пророков Исаии и Осии, в той части, где Бог описывает своё отношение к Израилю. Он использует аналогии именно с любовью человеческой, супружеской, такой, какова она должна быть. В общем, если хочешь преуспеть в любви, не учись выбирать, а «вникай в себя и в Писание», как советовал Павел Тимофею. И возможность отката назад и предъявления претензий (да и просто сожалений о неправильно сделанном выборе) здесь уже невозможна: ты не в упаковке с суповым набором копаешься, а с человеком живёшь. Фактически составляющем с тобой одно целое. Твоё тело: ты его себе выбирал? Ты его встретил при рождении и всю жизнь о нём заботишься, а оно тебя содержит.

Вот, собственно, и всё по теме. Но в принципе можно пойти и дальше, к продолжению споров о «свободной воле» и выборе человека. Говоря о том, что человек «выбирает Христа», нужно помнить, что речь идёт не о конкурсе богов с вручением выигравшему божеству себя в виде призовой статуэтки, а о том, что единственный выбор человека: войти в Его любовь, или же остаться снаружи со своими оценочными критериями. Можно и войти, конечно, по критериям, но тогда почти непременно должно быть разочарование, потому что Бог-то неизменен, но критерии наши, ежели мы ставим их на первое место, меняются. Да и Бог открывается не сразу весь, человеку нужно время для того, чтобы вместить. Войти в любовь («в покой Мой») или не входить туда — решение человека, но покой и любовь — Его, а не человеческие. Отсюда бессмыслен разговор о «заслугах»: говорящие о них возвращаются к оценкам и критериям, то есть к тому, что не имеет никакой важности в отношениях, построенных на любви.
firecutter: (Default)
Выплыло из глубин памяти подзабытое было слово. Слово чудесное, волшебное, не побоюсь сказать — сакральное. Слово, способное одним звуком мистически объяснить картину бытия. Отчего сгущаются сумерки, спрашиваю я? Не оттого ли, что мы стали меньше светить? Нет, отвечают мне, сумерки сгущаются оттого, что это кто-то нас очерняет. Очернительство — вот это мистическое слово. Слово, сообщающее тьме физические свойства, хотя на самом деле она их не имеет: она всего лишь отсутствие света. Вот свет материален, да, свет затратен и не всегда приятен, а для тьмы ничего не нужно, нужно просто перестать светить — и всё. Или вот грязь — она как раз материальна, от неё можно и нужно избавляться. Но волшебное слово придаёт грязи свойство призрака: она становится материальна только для того, кто её видит и знает, что она — грязь. Он просто придаёт свойства грязи тому обыденному, что на нас налипло. «У тебя лицо выпачкано, пойди умойся!» — «Не пойду, это ты меня чернишь своими словами!» «Мы оба грязные, вместе пачкались, так пойдём умоемся.» — «Ты чувствуешь себя грязным — иди и мойся сам, а меня не смей грязным называть.» Что можно сказать человеку, уверенному в том, что грязь на его лицо наношу я советом умыться? Ему наплевать на эту грязь, ему главное — чтоб никто не посмел принудить его к умыванию.

Читаю пьесы, рассказы, сценарии и воспоминания Александра Володина. Тоже был «очернитель советской действительности». А что там было чернить? И как чернить, чем чернить? Володин был в этом смысле очернитель, что называется, генетического свойства: советскую действительность чернила уже сама его настоящая фамилия — Лифшиц. Для того, чтобы напечатать первое своё произведение, ему пришлось взять псевдоним. «Ну и что, — скажет кто-то, — что, трудно было взять псевдоним? Он переломился от этого? Он перестал быть самим собой?» Нет, не перестал, конечно. Как не перестали быть собой Горин, Арканов, Светин, Фарада и прочая и прочая и прочая. Они не потеряли своих имён, они просто обрели к имеющимся именам — вторые. А вот были ли имена у тех, кто считал их имена неправильными? Где эти имена, в какие книги они вписаны, на каких судах будут произнесены им оправдательные приговоры?

Что может очернить? Вот мои воспоминания — они безусловно очерняют, да. Например я помню, как учительница меня, десятилетнего, назвала врагом народа. Она была нормальной тёткой, и ко мне относилась на самом деле хорошо, просто я невовремя назвал очевидную глупость глупостью. Или вот ещё о школе: Была у нас, как и полагалось, наряду с партийной и комсомольской организациями, пионерская дружина. И не просто существовала, а боролась, как тоже было положено пионерской дружине. Боролась с неуспеваемостью, с неопрятным внешним видом, боролась за свободу Анджелы Дэвис и Леонарда Пэлтиера, боролась за чистые руки при посещении столовой, но главным предметом борьбы было право носить имя пионера-героя Павлика Морозова. Бог знает, с кем надо было за это право бороться. То ли была ещё очередь соискателей, и нужно было поборать их, то ли сам Павлик Морозов, переворачиваясь в гробу, отчаянно сопротивлялся узурпации своего недоброго имени толпой из полутора сотен деревенских оболтусов, каковым и сам наверняка был при жизни. Также не могу сказать, каким образом нужно было бороться, что такое в себе необходимо было переламывать, а что воспитывать, чтоб соответствовать. Потому как борьба была на мой взгляд вялая и формальная: повторять его подвиг нас не заставляли, да даже как-то и не говорили о нём особо (думаю, надо сказать спасибо учителям, которые были людьми в основном добрыми и порядочными, и в глубине души понимали, что пример Павлика небезусловен, и сына такого себе никто из них не пожелал бы). Я, например, только на втором году своего пионерства узнал, чем славен пионер, чьё имя собираюсь обрести в борьбе. И, кстати, я не помню, кто в ней победил. Возможно, что Павлик, бедный, остался без имени, потому что оно таки распределилось на всех членов славной дружины, как разбитое драконье зеркало, а значит каким-то осколочком и на меня. Хоть я, конечно, ни капли не был достоин. И надеюсь, недостоин до сих пор.

Но я тоже генетический очернитель. Мой папа был крестьянин, человек земли и собственности, чей дом — крепость, та самая, что была ненавистна Павлику Морозову. А мама носила фамилию Охриц и происходила из западных славян: поляков, чехов и белорусов. Так что я точно так же мистически укладываюсь в эту мистическую картину бытия, где тьма материальна, а свет есть лишь её отсутствие. Ибо если в тебе нет света, значит вокруг тебя тьма. А если в тебе нет тьмы, то есть ли ты вообще? Безродный космополит. Это будет следующее волшебное-сакральное, что выплывет из советского прошлого, да выплывает уже.

Мне не страшно и не обидно, что меня ставят в ряд «очернителей». В конце концов, в одном ряду даже с Володиным-Лифшицем стоять почётно, я уж не замахиваюсь на Салтыкова-Щедрина или Чаадаева. Хотя, конечно, членам этого общества нет налоговых льгот и права ездить по встречной полосе с мигалкой. Мне стыдно и обидно за тех, кто выдумал эту расстановку по рядам: здесь очернители, здесь предатели, здесь враги народа. И за тех, кто ею пользуется. Им кажется наверное, что жить в мире, где всё разложено по полочкам и каждый человек имеет клеймо своего ряда, проще и легче. Но они не учитывают динамику, которая может однажды и их забросить в один из самых дальних рядов. Поймут ли они, что верили в призрак?
firecutter: (Default)
Вот ведь что удивительно: так думают, чувствуют, говорят и пишут в России даже люди заведомо умные, честные и порядочные. Дальше идёт длинный занудный и совершенно бесполезный текст. )
firecutter: (Default)
Фаст-фууд! Фуу! А вы знаете, из чего делают эти хвалёные гамбургеры? А из убитых трупов мёртвых животных! А вы в курсе, какими пестицидами обрабатывались эти помидоры? И в конце концов, должна же быть какая-то гордость в человеке, ведь не пещерные же мы люди, чтобы жрать вульгарную шаурму на вокзале. Тем более, посмотрите на руки этого повара-узбека…

Кое в чём я с этими восклицаниями согласен. Например, в плане эстетическом, разумеется грязные руки уличного повара не идут ни в какое сравнение с длинными (и чистыми!) ногами официантки в дорогом ресторане. Но что касаемо остального, тут я могу поспорить. Во-первых, если официантка, как лицо общепита просто обязана следить за чистотой своих конечностей, то чистота таковых у повара, камлающего где-то за стеной или, того хуже, в подземелье, чисто умозрительна. Одним словом, кто поручится за то, что ресторанный антураж — не прикрытие для тех же самых грязных рук? Шаурма на улице по крайней мере честна: я вижу эти руки, глаза посылают сигналы желудку, кишечнику и иммунной системе, организм предупреждён, а значит вооружён, ощетинен всеми возможными ферментами и лейкоцитами, готовыми принять на себя удар вокзальной антисанитарии. Официантки же, приглушённый свет и тихая музыка наоборот расслабляют мой организм, лишают его оборонительной силы (а уж как лишают денег!).

А гамбургеры? Ну да, можно подумать, что какой-нибудь эскалоп по-фламандски под соусом буржапель сделан не из трупа мёртвого животного (возможно, того же самого, и не самой лучшей и свежей его части, что призван скрыть экзотический соус), а из какой-нибудь звёздной пыли. Ну если только в плане цены. А химический состав тот же самый. Как и пестициды те же самые в помидорах. Или вы станете проверять историю каждой молекулы дизайнерского продукта, лежащего перед вами? Да дизайн для того и нужен, чтоб забыть про историю с географией. Ещё говорят, что от гамбургеров умирают. Возможно. Но неизмеримо больше людей умерло от их отсутствия, то бишь, от банального голода. А обжираться можно чем угодно, и тут виноват не гамбургер, а едок. В фразе «исключить из рациона калорийную пищу» ключевые слова не «калорийная пища», а «исключить»!

Кока-кола! Ох уж эта кока-кола! Уж и гвозди в неё кидали, чтоб доказать, какая она вредная, и даже сортиры ею мыть пытались (типа больше ни на что она не годна). Между тем моющий и ржаветельный эффект обусловлен лишь содержанием в напитке лимонной кислоты. С тем же успехом гвоздь можно испортить в свежевыжатом апельсиновом соке, а сортир можно чистить экологически чистыми солёными огурцами, содержащими кислоты молочную и уксусную. А насчёт красителей — попробуйте на досуге отстирать засохшее пятно от черники. Удастся разве что кока-колой.

Картофель-фри — это да, вредно. Во-первых, это блюдо американское, значит происки госдепа, во-вторых, в суффиксе «фри» слышится непозволительная в нашем высокодуховном обществе фривольность. Ну и холестерины там всякие, которых нет в расово правильной лебеде.

А главный недостаток всей этой шаурмы с гамбургерами и чебуреками — они действительно поглощаются быстро и существуют для того, чтобы оголодавший человек мог насытиться не думая о еде. Вы скажете, что это плохо, и о еде надо думать? Согласен, надо. Надо безусловно уметь отличать еду свежую от несвежей, чтобы не отравиться. Иногда надо подсчитывать калории (хотя они есть и в кипятке), согласен и с этим. Но ведь посмотрите программу телепередач. Каждый день по любому каналу и не один раз идут нескончаемым потоком познавательные и развлекательные передачи о разнообразной пище и способах её приготовления и употребления. Особняком — сериал «Кухня» с претензией на нравоучительность, ибо в конце каждой серии выводится некая мораль из самых простых и надёжных, которые, кстати, никак не хотят усваиваться путём чтения Евангелия: старших надо уважать, друзей любить, девушкам не изменять, быть честным и знать, что мир не у тебя в кармане. К чести данного сериала, еда в нём не главное. Не думать о еде это не значит не думать вообще ни о чём. Это значит, думать о вещах более значимых. А еде — своё место в жизни.

Да, профессор Преображенский знал толк в еде. Но на то он и профессор, ему это по чину положено, еда в нём призвана способствовать выделению особых профессорских веществ мозга (хотя что эти вещества сделали в результате, так что и тут оно вряд ли оправдано). «Если вы скажете, что это невкусно, вы мой враг на всю жизнь» — шутки шутками, а это тоже повод к войне.

Нет, всё-таки вы как хотите, а я горячий поклонник фаст-фуда. Он помимо других замечательных свойств имеет одно очень важное: противостоит культу еды. Еда должна знать своё место. Она нужна для насыщения, а не для поклонения. Бесконечное смакование убивает в человеке одно из важнейших свойств жизни: умение чувствовать голод, а значит — свою зависимость от внешних факторов, свою несамодостаточность, своё не-божество. Смакование подменяет чувство насыщения пресыщенностью, когда ты знаешь, что не будешь через пять часов алкать (а это один из признаков блаженства!), а будешь лишь искать новых ощущений, чем ещё удивить свой организм, чтоб он не сразу это отторг.

В конце концов фаст-фуд честен: он не предлагает человеку ничего, кроме самого себя, то есть еды. Я говорю сейчас не о пафосных макдональдсах, тратящих половину бюджета на рекламу (и при этом остающимися по сути фаст-фудом), а о тех самых ларьках на улицах, рынках, вокзалах, маленьких забегаловках и столовках, где можно просто перекусить, чтобы побежать дальше жить.

Не удержусь и скажу пару слов о «духовном фаст-фуде». Это не то, что мы называем сектантством, когда проповедники обещают нам участие лишь в одной стороне христианства, победоносной, отвергая всевозможные препятствия, лишения и поражения на духовном пути. Это не фаст-фуд, это вообще пластиковая упаковка с красивой картинкой, но без содержимого. Духовным фаст-фудом, например, ортодоксальным иудеям представлялось христианство, разом десакрализовавшее кашрут заявлением, что Бог не создавал ничего нечистого. Эти странные люди, собиравшиеся за простой едой для того, чтобы пообщаться и вспомнить Учителя. Да, еда самая простая, не нужно никакого пафоса и экзотики, ведь главное — Бог с нами! Правила еды становятся не важны, важна становится благодарность за еду. И сама еда отодвигается на второй-третий план, ибо не хлебом только будет жив человек, и не мясом, и не мидиями и артишоками, а догадайтесь чем? Евхаристия первых христиан была настоящим фаст-фудом, подкреплением духа путём принятия Духа, чтобы продолжать трудный жизненный путь. Собственно, это и у всех христиан во все времена. Поэтому Грааль ищут глупцы. Да, жертвенник освящает жертву, но жертвенник — не грааль, а человеческое сердце сокрушённое.

К чему это я всё? Да ни к чему, собственно, просто в напоминание самому себе о сути всякой пищи и в напоминание друзьям, что я жив и у меня всё хорошо. Даже как-то непозволительно хорошо для наших лукавых дней…
firecutter: (Default)
Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придет для Иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?
(Есф.4:14)

Не про Пурим. )
firecutter: (I saved the world today)
Фантазия на сторге-филео-эротико-агапийную тему с элементами фантастики, трагедии и буффонады и кадрами известных фильмов и телепрограмм, в трёх частях с прологом, интерлюдией и эпилогом.
Многабукаф, неинтересно и глупо )
firecutter: (happiness?)


Что-то в этот холодный сезон я не постил котекоф музыку. Надо срочно исправить.

Сегодня в моём репертуаре одна малоизвестная песня одного широкоизвестного коллектива, не вошедшая по какому-то недоразумению в саундтрек культового фильма.

Привожу текст песни (исключая повторения):
«Не теряй головы, послушай мои слова: не сходи со своего пути, вспомни, как высока любовь.
Не теряй сердца, не сбивайся с ритма, услышь, что я говорю: не сходи со своего пути, вспомни, что любовь преодолеет любые преграды.
Будь трезв, не теряй головы, если хочешь, чтобы всё получилось лучшим образом. Не сбивайся с пути, вспомни, что любовь сильнее, любовь побеждает всё.»

Чем не евангельский гимн?

О, да, это поёт нечестивец и грешник, я не забыл этого. Нам ли, «имеющим ум Христов», слушать, что он там блеет? У нас есть Библия, мы учим её наизусть, чтобы на каждый удобный случай иметь цитату. И мы уж точно не сходим с пути изучения и цитирования.

Пророк Валаам общался лично с Богом и слышал все слова от Него, но понял важность происходящего только тогда, когда правду ему сказала ослица. Вот эту правду — не теряй головы, не забывай сердца, не сворачивай с пути и преодолевай всё любовью — правду, понятную даже ослице, нам поёт человек, который сам погиб оттого, что потерял голову, сердце, путь и веру в любовь. Мне кажется, это очень сильный повод задуматься нам о том, где нынче прозябают наши головы и сердца, каким сорняком зарастают наши пути и не пьянит ли нас наша собственная праведность перед лицом растерянной толпы. Не восстанет ли в результате царица Савская, чтобы послушать на Суде, как мы знаем, что говорит Библия на случай, допустим, мятежа в стране? О, она безусловно оценит наше знание. Может быть даже выше, чем ценим его мы. Может быть, она удивится глубинам нашего смирения и проникновения в самую суть. А может быть и задаст несколько вопросов. Тому, кто выходит на уличный бой: «Где твоя голова?» Тому, кто сидит в кресле перед компьютером и аргументированно Библией осуждает первого: «Где твоё сердце?» Тому, кто дрожит перед смутой завтрашнего дня: «Не сошёл ли ты со своего пути?» И всем вместе: «Кто сказал вам, что таким образом вы проявляете любовь?» И что мы ответим царице? То ли, что Фредди Меркури был куда грешнее нас, а потому шла бы ты, царица, в своё Савское со своими вопросами? Вы думаете, это сойдёт за оправдание? Я думаю, не сойдёт. Хотя нужные цитаты на всякий случай держу наготове… Это называется «быть во всеоружии». Только вспомню ли я их, когда жизнь выкинет меня из тёплого кресла и погонит навстречу реальной опасности?

А главное, вспомню ли я, что всё побеждается только любовью? Ведь именно об этом говорит нам Слово и повторяют самые разнообразные ослицы.

Потому что воюю ли я с земной властью или покоряюсь ей, если в этом нет любви — нет никакой разницы.

Если же есть любовь — тоже нет разницы.

Разница — в наличии/отсутствии любви.

А не в точном следовании цитатам.

Offtop: вчерашний пост удалён в связи с удалением сабжа. Спасибо автору за адекватную реакцию.
firecutter: (happiness?)
Всё, что будет написано ниже, имеет одну-единственную цель: таким образом (с помощью написания этого текста, подобно тому, как другие разговаривают сами с собой) я пытаюсь кое-какие вещи уложить в свою собственную голову. Это ни в коем случае не есть разработка какого-нибудь нового или старого «библейского учения». Нечто вроде лекции для самого себя. Вывешиваю в сети на тот случай, если поможет кому-нибудь ещё. Если всё это чушь — отрицательный пример тоже пример:) В любом случае — ничего нового здесь нет, одни банальности.
Оченьмногабукаф, читать только фанатикам и не говорить, что я не предупреждал! )
firecutter: (Default)
Собственно речь идёт о хорошо всем известном месте из Евангелия от Иоанна:

1 Между фарисеями был некто, именем Никодим, [один] из начальников Иудейских.
2 Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог.
3 Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия.
4 Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?
5 Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие.
6 Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух.
7 Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше.
8 Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа.
9 Никодим сказал Ему в ответ: как это может быть?
10 Иисус отвечал и сказал ему: ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь?
11 Истинно, истинно говорю тебе: мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете.
12 Если Я сказал вам о земном, и вы не верите, — как поверите, если буду говорить вам о небесном?
(Иоан.3:1-12)


Вопрос в следующем: что мог знать о рождении свыше раввин во времена земной жизни Иисуса Христа? И мог ли что-либо знать о нём вообще из Ветхого Завета?
У кого есть какие-либо мысли на эту тему, прошу высказываться безбоязненно, это просто опрос, а не тема для богословской баталии:) Желательно ответ украсить смайликами и гифками аргументировать цитатами из Библии (даже чем больше цитат, тем лучше). Понимаю, что в связи с последними событиями с блокировкой-разблокировкой ЖЖ вопрос задаю практически в пустоту, поэтому буду периодически переносить его вверх, чтобы получить хотя бы пять ответов.
firecutter: (Default)
«И кто подобен народу Твоему Израилю, единственному народу на земле, к которому приходил Бог, [чтоб] искупить его Себе в народ, сделать Себе имя великим и страшным делом — прогнанием народов от лица народа Твоего, который Ты избавил из Египта. Ты соделал народ Твой Израиля Своим собственным народом навек, и Ты, Господи, стал Богом его.» 1Пар.17:21,22
«Страшно впасть в руки Бога живаго!» Евр.10:31
Read more )
firecutter: (happiness?)
«Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли. И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.»
(Быт.2:4-9)
Read more )
firecutter: (happiness?)
Продолжаю начатую в прошлый раз тему Божьей славы. Read more )
firecutter: (happiness?)
Как-то давно обещал сформулировать своё credo, и даже выделил в журнале соответствующую метку. Думаю, надо наконец исполнить обещание и начать её заполнять. Правда, пока не решил, стоит ли вывешивать эти записки на всеобщее обозрение, или же во friends-only, дабы не набегали тролли, для которых подобные убеждения по каким-либо причинам несовместимы с той доктриной, которую исповедуют они. Посмотрим, что покажет жизнь.

Всё написанное ниже ужасно ненаучно и ни в коем случае не претендует ни на проповедь, ни, тем более, на истину в последней инстанции. Это лишь плоды моих размышлений о Боге и вере, ну и отчасти о себе и окружающем меня мире. Годны они разве что для того, чтобы впоследствии вставить их в какое-нибудь художественное произведение в качестве сна второстепенного героя. Однако я позволяю себе использовать местоимение «мы», потому что уверен, что я не единственный из живых, кто приходит к таким выводам.
Read more )
firecutter: (Default)
Сначала позвольте процитировать прекрасное..
Read more )
firecutter: (happiness?)
Несмотря на то, что последние два месяца моей жизни посвящены упорному труду и болезни на работе, я всё-таки ещё трепыхаюсь, существую и даже пытаюсь просвещаться. Делу просвещения среди всего прочего служили две прочитанные книги: «Замысел Вседержителя» Алексея Прокопенко и «Современное христианское мифотворчество и разрушение мифов» Павла Бегичева. Книги, каждая по-своему, интересные и отражающие настроения, имеющие быть в евангельско-баптистском братстве. То, что я напишу далее, будет не рецензией, а так сказать, размышлениями вдогонку.
Read more )

Profile

firecutter: (Default)
firecutter

Custom Text

Онлайн интернет радио XRadio.Su

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags

Syndicate

RSS Atom