firecutter: (Default)
Внутри себя самого тепло, уютно и тихо.
Сидишь себе в кресле с хорошей книгой в руках,
на коленях толстый котяра мурлычет
так, что ноги приятно дрожат,
на столике рядом стоит большая чашка горячего чаю,
а за окном — зима, вьюга, темнота и прочие прелести внешнего мира.
Так бы всю жизнь и просидел, если бы...
Если бы книгой можно было напитаться, а чаем напиться.
Если бы сытое мурчание кота могло заменить любовь.
Если бы неподвижность, уют и тепло были подлинным покоем.
Даже если ты этого и не понимаешь,
всё равно рано или поздно захочешь чего-то большего,
чего-то настоящего.
Проблема только в одном: ради этого нужно выйти из себя,
а такой шаг чреват приходом санитаров со смирительной рубашкой.
Поэтому выходишь не сразу через окно,
а тихонько, на цыпочках, через дверь.
Если не форсировать, зима на улице не так уж и страшна,
и в ней даже бывает своё лето.
И бывают люди, что интереснее книг,
и вино, что вкуснее чая,
а на месте, привычно занимаемом котом,
гораздо лучше смотрится стройная девушка,
от волос которой пахнет мятой и анисом.
От кота так пахнуть, конечно, не может.
Книга ставится на полку до лучших времён,
остывший чай выливается в раковину,
обиженный котяра, брезгливо потряхивая лапами,
идёт в прихожую и нарочито индифферентно разваливается там,
положив башку на её босоножки,
а хвост вытянув на середину коридора.
И кресло сплавляется на помойку,
его место занимают кровать, гарнитур и телевизор.
Они призваны создать видимость того места,
куда тебе хочется прийти вечером после работы.
И куда ты несомненно придёшь,
если не расшибёшься, споткнувшись о кота в прихожей.
Ибо что ещё тебе может помешать?
Ты счастлив?

Но однажды (ах это волшебное слово «однажды»!)
ты обнаруживаешь, что, собственно, никуда из себя не уходил,
просто сменил один призрачный уют на другой, ещё более призрачный.
«Ещё более» — это потому что теперь тебе не нужно
принимать решение, чтобы встать с кресла,
тебя с него срывают обстоятельства:
желания жены (где те мята и анис? — ты и думать о них забыл),
болезни детей, финансовая романтика
(ибо арифметике проценты по кредитам неподвластны).
И назад-то уже не вернуться:
кресла нет, книга кажется детской и глупой,
свежезаваренный чай невкусен (из чего его сейчас делают?),
котяра сдох от обиды,
и даже вид за окном поменялся:
нет там больше метели, создававшей ощущение внутреннего покоя,
теперь там большие дома, сверкающие вывески
и один большой непрекращающийся людской карнавал.
Так запросто в валенках и ушанке не выйдешь,
люди не поймут — не соответствуешь!
Ба! Так я никуда и не выходил!
Я по-прежнему испытываю голод, жажду и одиночество,
только нет былого умиротворения.
Я ничего не узнал ни о насыщении, ни о любви, ни о покое,
просто поменял одну химеру на другую.
И попутно приобрёл совершенно лишнего попутчика — возраст.
А ведь вроде бы всё делал правильно.

Может быть, не надо было бояться санитаров?
Кто знает, не из зависти ли они закручивают а свои рубашки
людей, решивших хоть как-то распорядиться самими собой?
А может быть, они бы и вовсе не пришли,
а ты сам их выдумал и сам же испугался.
Теперь уже не проверить.
Или всё-таки, пока жив, есть шанс?

Не уйти, не выйти, а эмигрировать из самого себя.
Как некоторые уходят во внутреннюю эмиграцию — уйти во внешнюю.
В ту, для которой не имеет значения ни пейзаж за окном,
ни вкус чая, ни отсутствие-наличие кота или девушки,
ни даже санитары.
В ту, откуда можно посмотреть на самого себя,
сидящего перед окном с чашкой чая,
и не позавидовать, потому что у каждого своя жизнь:
у тебя своя, а у того, с чашкой — своя,
и тебе нечего с ним делить,
ведь в мире много дел, хватит на всех:
на самом деле немногие сидят у окна, кто-то блуждает среди вьюги,
не зная пути домой.
Осталось только узнать этот путь.
Хорошая цель! Обязательно её себе намечу.
А пока пойду-ка кота покормлю.
firecutter: (Default)
Я хожу среди людей, неловкий, неуклюжий,
тащу на спине два длинных крыла, больше похожих на вёсла,
они мешают мне ходить, они мешают окружающим,
люди в толпе ругаются на меня из-за того, что им приходится перешагивать или обходить.
Крылья волочутся по земле и от грязи потеряли свой белый цвет,
а перья стёрлись до кровоточащих пеньков.
Мне больно, а люди смеются надо мной или плюют мне вослед.
И никуда не деться и не скрыться, потому что нужно ходить на работу и в магазин,
и в поликлинику, где врачи разводят руками и прописывают физиотерапию,
а становится только хуже. Read more )
firecutter: (Default)
Я не умею писать стихов, но сказать это прозой было невозможно.
Слава Богу, для таких как я косноязычных неумех существует верлибр:)
Ну или на худой конец можно сказать, что это перевод с какого-нибудь из ангельских языков, всё равно никто не знает, как там у них с рифмами:)

Наша память хранится не здесь.
Где-то там, за небесными сводами,
дальше звёзд, глубже чёрных дыр,
в самом сердце антиматериального мира
(ибо ничему материальному туда не попасть),
в крошечных ячейках живёт
вся бесконечность нашей памяти.
Read more )

Profile

firecutter: (Default)
firecutter

Custom Text

Онлайн интернет радио XRadio.Su

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags

Syndicate

RSS Atom